Я не такой как все. Часть 9

»
  • Шрифт:

Вернувшись, домой, я переоделась в женскую одежду, наложила макияж. Смотрясь в зеркало с удовольствие отмечая, что этот образ мне очень идет, но и сожалея о том, что волосы которые я принялась отращивать все-таки растут не так быстро как мне того хотелось.

К приходу мамы с работы я выглядела вполне обычной, так как выглядела в последние дни, и ничто не выдавало моего дневного приключения, к ее возвращению я успела приготовить ужин из тех блюд, которые научилась готовить.

Ужин с родительницей прошел в молчании, мы не проронили между собой после того памятного разговора ни единого слова.

Хотя разгуливая по квартире то в платьях, то в юбках с блузками, а то и просто в халатиках, я перехватывала взгляды мамы, которыми она меня осматривала. И взгляды эти были не то, что какими-то, что какими-нибудь однобоко выраженными откровенно оценочными или любопытными, просто в них была смесь всего, что в принципе должно было бы в данном случае. И замечая это ее внимание к себе, я радовалась, радовалась не тому, что добилась или еще добиваюсь того чего хочу, а тому что самый родной мне человек начинает принимать меня такой какая я есть, а не тупо отвергает меня, горя мне карой небесной или еще чем-то.

Я понимала, что мама в это время не просто фиксирует мой новый образ жизни и старается принять его, но и еще принимает свое решение ко всей этой ситуации. Я понимала все это и поэтому не форсировала события, просто терпеливо ждала, когда она примет решение и озвучит его.

День проходил за днем, но мама так и не высказала мне свой вердикт. И это начинало меня тяготить еще больше того, что Вовка со Светой до сих пор не вернулись от бабушки и, что Сергей куда-то пропал и я, короче говоря, была неудовлетворенной в сексуальном плане. А ведь можно же позвонить Сергею, и спросит его откровенно, где он и как он?- мог бы мне подсказать простое решение кто-нибудь умный. Конечно можно, вот только я как-то не привыкла надоедать людям или навязываться им. И я просто ждала, ждала и решения мамы, ждала и хоть кого-то из мужчин, которые знали о моем существовании и могли бы удовлетворить мои потребности. Но пока я ждала, я не бездействовала, я все так же продолжала оттачивать свое женское естество, которое все больше и больше вытесняло из меня данное мне природой мужское, но как вы понимаете, я совершенно не сожалела об этом.

Для меня было совершенно неожиданно, когда в очередной раз зазвонил мой сотовый телефон, и на экране высветилась мама.

 — Слушаю, — ответила я на звонок.

 — К 14 часам подскочи к Наташе домой, она тебе передаст кое-что для меня, — услышала я голос мамы в трубке.

Голос ее был обычным, как будто все было, как и раньше.

 — Хорошо, — я посмотрела на часы, время у меня было еще достаточно. Осталось решить, в чем ехать.

Наташа была близкой подругой и ровесницей мамы, красивая женщина, высокая, стройная блондинка, мужчины просто слюни пускали, когда видели ее, этакий мужской рефлекс по принципу собаки Павлова, и поэтому мне до сих пор оставалось не понятным, как обладая такими внешними данными не быть замужем.
Ничего не обычного в просьбе мамы не было, подобное происходило и не один раз.

Все же немного подумав, я решила не шокировать Наталью Кирилловну своим новым образом и поехать, переодевшись парнем.

Как я решила, так и сделала, переоделась и, вызвав такси к дому, выехала, взяв на всякий случай небольшой запас времени, чтобы вовремя успеть к назначенному сроку.

Дверь мне открыла естественно сама хозяйка — Наталья Кирилловна, естественно, потому что жила она одна.

 — Привет. Проходи, — она посторонилась, пропуская меня.

 — Здравствуйте, — я вошла в квартиру и, разувшись, направилась следом за хозяйкой.

Странным было то, что Наталья Кирилловна, такая же занятая как и моя мама в это время находилась дома, да еще в домашней одежде, в шелковом красном халате, который доходил ей до середины бедер, облегая и подчеркивая ее фигуру.

 — Мама сказала, что я что-то должна забрать …- сказала я проходя за хозяйкой в гостиную, может быть я еще могла бы что-то добавить, но прикусила себе язык — конечно в переносном смысле, сразу же заметив свою собственную оговорку, я сказала о себе в женском роде и, причем у меня это получилось естественно и не принужденно, я даже подумать не успела.

 — Да, я знаю, — ответила Наталья Кирилловна, оглянувшись.

Я так и не поняла, заметила ли она мою оговорку, обратила ли внимание или все же нет.

Подойдя к одному из кожаных массивных кресел, она села в него.

 — Присаживайся, — предложила она мне.

Вот это была еще одна странность, на которую я обратила внимание, за какие-то две-три минуты это была уже третья странность. Не слишком ли много за такой короткий отрезок времени?

 — Но мне сказали, что нужно что-то забрать, — я не спешил последовать совету хозяйки.

 — Знаю, но ничего забирать не придется, это всего лишь предлог для того чтобы нам с тобой встретиться и поговорить откровенно. — Ответила женщина, при этом наблюдая за моей реакцией.

 — Интересно получается… И о чем же нам с вами говорить? — я напряглась.

 — Не о чем, а о ком, — поправила меня Наталья Кирилловна.

 — Я так понимаю, что вы разговаривали с моей мамой и теперь вы в курсе того, что… — догадалась я и от этой догадки мне было как-то неуютно, конечно я предполагала, что постепенно круг посвященных в мою ситуацию расширится, но все равно была как-то не готова сейчас к этому.

 — Да я в курсе, того что тебя начали интересовать мужчины и даже в курсе, что ты задумал сменить пол, — ответила Наталья Кирилловна.

Услышав это, я опустилась на рядом стоящий диван, напротив хозяйки.

 — Знаете, я не намерена обсуждать это с вами, — ответила я.

 — Догадываюсь и даже представляю, как тебе вообще тяжело говорить со мной на эту тему, но поговорить придется.

 — С какой такой радости?

 — Хотя бы с той, что я ведь психолог.

 — Я знаю об этом и что с того?

 — С того что меня попросила об этом Ира, — она была терпелива, ее тон был вкрадчивым и мягким.

 — Психолог, а по-простому — мозгоправ. Думаете, что у меня башню сорвало, и будете ставить диагноз, насколько это серьезно и как это лечить?

 — Ты зря сейчас ведешь себя агрессивно и воспринимаешь все в штыки.

 — А вы думаете, я должна прыгать от радости до потолка только от того, что должна говорить об интимных вещах с посторонним человеком?

 — Не с таким уж и посторонним, — заметила Наталья Кирилловна.

 — Тем более. И мне как вы должны понимать от этого ничуть не легче.

 — Понимаю, но лучше думаю поговорить об этом со мной, чем тем более совершенно с чужим человеком.
 — Не уже ли не понятно, что я не хочу этого.

 — Понятно. Но и ты пойми, прежде чем Ира сделает какой-то определенный вывод, она должна знать серьезно ли это у тебя или всего лишь какая-нибудь временная блажь, которая завтра пройдет. Насколько я знаю, ты хочешь гормональную терапию?

 — Да.

 — Для чего?

 — Что бы иметь фигуру как у девушки.

 — А чем тебя не устраивает твое теперешнее состояние?

 — Тем что это тело парня с потребностями женщины, — вот так сама того не сразу заметив я втянулась в этот разговор.

 — И все?

 — Разве этого мало?

 — Не мало, но мне кажется, что есть что-то еще.

 — Это даст мне возможность одеваться и жить как женщина. Практически полноценной жизнью, не прикладывая тех усилий чтобы замаскироваться как это происходит у меня сейчас. К тому же когда у меня будет мужчина или несколько, то их появление у меня не вызовет такого интереса у окружающих как это вызвало бы если бы я остался парнем.

 — Про гормональную терапию ты как я понимаю, узнал не поверхностно и. зная немного тебя, мне кажется, что ты углубился в этот вопрос.

 — Ну да, кое-что прочитала, — немного поскромничала я, не уточняя того, что это «кое-что» это сотни сайтов и еще в десятки раз больше статей и материалов на этих сайтах.

 — Как мне обращаться к тебе, как тебе удобнее? — Наталья Кирилловна, наверное, все же была хорошим специалистом в своем деле.

 — Как к девушке, можете называть меня Ладой.

 — Хорошо. Значит, ты ознакомилась с этим вопросом и, наверное, читала, что перед сменой пола, даже частичной сменой пола, перед началом гормональной терапии пациенты, назовем их так, проходят собеседование у психологов?

 — Читала.

 — Лада как ты думаешь, для чего это делается?

 — Для того чтобы установить серьезное ли решение у человека и для того чтобы понять осознает ли он те трудности через которые ему придется пройти на этом пути.

 — Ты права. Но есть еще несколько аспектов, которые выясняются при таких собеседованиях. Видишь ли такая терапия не вполне полезная для человека, для его организма, это можно сказать — дорога в одном направлении, дорога трудная и в какой-то мере опасная. Да, повернуть назад можно, но вот только в начальную точку уже не вернешься. Понимаешь о чем я?

 — Не совсем.

 — Представь, что начав все это, ты вдруг захочешь стать прежним. Но прежним ты уже не станешь, мало того прекратив эту терапию ты можешь подорвать свое здоровье еще больше чем начав ее.

 — Я понимаю, о чем вы говорите. Но я не остановлюсь.

 — Вот это мы тоже выясним в ходе нашего с тобой общения, — пообещала Наталья Кирилловна.
 — И как много это займет времени?

 — А ты, куда-то торопишься?

Конечно, тороплюсь, хотелось ответить мне, но все же я не была дуррой и понимала, что такие вопросы лихим кавалерийским наскоком не решаются.

 — Это займет столько времени, сколько мне потребуется для того чтобы понять серьезное и обдуманное это твое решение или нет и поверь я не задержу тебя ни на минуту больше чем нужно.

 — Значит, мы будем встречаться с вами не один раз, — сделала я вывод.

 — Да и после этого я оглашу Ире вердикт. Дальше решение предстоит принимать ей.
 — Это понятно.

 — Только давай договоримся, что мы будем честны и откровенны в этом нашем общении.

 — Что-то мне кажется, что это меня касается в большей степени, чем вас, — я улыбнулась.

 — Все верно, — призналась она. — И еще у нас не будет запретных тем, какими они небыли бы неприятными или интимными.

 — Хорошо, — согласилась я, понимая, что нахожусь не в тех условиях, чтобы диктовать свои правила.

И Наталья Кирилловна начала очень умело вытаскивать из меня необходимую ей информацию, правда делала она это так деликатно, что я почти не чувствовала неловкость даже отвечая на самые неудобные и неприятные вопросы. Ведя разговор, она все так же продолжала сидеть в кресле напротив меня, вроде бы как казалось в непринужденной позе, закинув ногу на ногу, но это только казалось. Вы когда-нибудь видели психолога, который, ведя с вами разговор, не фиксирует вашу реакцию?

 — Ну и в заключение нашего сегодняшнего разговора, у меня осталось несколько вопросов, — произнесла Наталья Кирилловна.

 — Я вас слушаю, — знаете хоть я и говорила почти с посторонним человеком о самом сокровенном, о том кому не каждому-то и расскажешь, а в завершении разговора я чувствовала себя легко, такое ощущение — выговорилась и стало легче.

 — Ты давно живешь половой жизнью?

 — Три года.

 — Это были гетеросексуальные, гомосексуальные или смешанные контакты?

 — Сначала как обычно у всех гетеро.

 — И тебе это нравилось или нет?

 — Нравилось, но было такое чувство, что чего-то не хватает и когда попробовала однополый секс поняла, что мне не хватало.

 — Как давно у тебя в первый раз был гомосексуальный контакт?

 — Несколько месяцев назад, — неопределенно ответила я, увеличив реальный срок.

 — Это произошло случайно или как-то целенаправленно?

 — Случайно.

 — И тебе это понравилось?

 — Конечно, ведь если бы мне это не понравилось, я бы к этому не стремилась.

 — Ты понимаешь, что если ты пойдешь к своей намеченной цели, то ты будешь отличаться от большинства других людей, а люди не смотря на всю свою гибкость, толерантность и прочее все-таки в большинстве своем консервативны в этом вопросе. И тебе придется скрывать свою сущность почти от всех.

 — Конечно, понимаю, как понимаю и то, что мне будет нелегко найти место под солнцем и мне придется бороться за это место больше чем другим.

 — Что ты видишь, глядя на меня? Только не говори, что ты видишь перед собой психолога или подругу своей мамы.

 — Вижу женщину, — бесцветным и равнодушным тоном ответила я.

 — А если так? — Наталья Кирилловна немного приоткрыла халат на своей груди, открывая почти до середины свои груди.

 — Соперницу.

 — Сейчас тебя тянет только к представителям мужского пола или женщины тоже тебя интересуют?

 — Меня интересуют мужчины… Насчет женщин ничего не могу сказать, потому что совсем как-то не рассматривала их как своих сексуальных партнерш, — честно ответила я. Тут можно было бы сказать, что я солгала, ведь не так давно у меня были половые контакты со Светой, но рассматривала и принимала я ее не как женщину.

 — Но ведь ты достигаешь оргазма вполне естественным для мужчин способом?

 — Не всегда.

 — То есть? — было видно, что Наталью Кирилловну это заинтересовало.

 — Было несколько раз, когда я достигал оргазма, даже не прикасаясь к члену, только при помощи анального секса.

 — А выделения какие-то при этом были?

 — Были, но на сперму это мало похоже, да выходили они не фонтанирующее, а просто выливались.

 — Как я понимаю, ощущения при этом были более приятными?

 — Да.

 — А женщины тебя сейчас возбуждают? — снова вернулась к своему вопросу Наталья Кирилловна, только вывернув трактовку вопроса.

 — Я не задумывалась над этим, — повторила я свой ответ.

 — А что если нам провести эксперимент? — предложила она.

 — Как вы себе это представляете, и в чем он заключается?

Вместо ответа женщина сняла ногу с ноги, поставила ее на пол и раздвинула ноги, а руками раздвинула полы своего халата, открывая свою промежность. Трусиков на ней не было. И моему взгляду открылись ее эпилированный лобок и промежность.

Но я равнодушно посмотрела на это, мой член даже не шевельнулся,

 — Эксперимент с треском провалился, — констатировала я.

 — Не спеши с выводами.

 — Зачем вам все это?

 — А ты разве не понимаешь? — спросила она и тут же ответила на этот вопрос сама. — Просто я хочу тебя, нравишься ты мне.

 — Извините, пожалуйста, за ответ, но мой ответ отрицательный.

 — Ты ответила, даже не подумав.

 — А я должна была подумать?

 — Конечно. Я предлагаю тебе сделку — ты мне, я тебе, — мне и без разжевывания этой фразы по слогам было понятно, что она этим имела ввиду.

Все в этом мире продается и все имеет свою цену.

 — Так какой будет твой ответ? — Наталья Кирилловна улыбнулась краем губ. Но я то знала, что ей сейчас не до веселья, наоборот сейчас она, скорее всего, напряженно ожидает моего ответа.

 — Хорошо, — вот так вот я продалась в первый раз в жизни, пускай не за деньги, а за достижения своей мечты, но все равно продалась.

 — Поласкай меня ртом, — ее тон был не сухим и профессиональным, но и просящим его нельзя было назвать.

Она немного сменила позу, пересев на край кресла и откинувшись спиной на спинку кресла, разведя ноги еще шире.

Я встала с дивана, подошла к ней и опустилась между ее расставленных ног на колени.

 — Только не спеши, мне нравится, когда долго и нежно.

И что мне оставалось делать? Конечно же, то, что хотела Наталья Кирилловна. Не скажу, что для меня это было неприятно, но и не особо возбуждающе. Мой организм в этом плане вообще практически не реагировал.

Мои ладони легли ей на бедра и заскользили к талии, ощущая бархатистость и нежность женской кожи, но они не остановились и не вернулись обратно к коленям, когда достигли ее талии, а продолжили движение дальше пока не оказались на женской пояснице.

Я приблизила лицо к ее левому бедру и мои губы, покрывая легкими поцелуями внутреннею сторону бедра прокладывая дорожку из поцелуем заскользили к ее промежности. Туда, где были ее слегка приоткрытые половые губки. Я как меня и просили, не спешила, но все равно с каждым поцелуем, я все ближе приближалась к женской сущности.

Когда я приблизилась поцелуями к ее киске, в дело вступил мой язычок. Самым его кончиком, едва уловимо он прошелся от нижней точки половых губ до верхней, а затем обратно вниз и снова наверх. Но, не смотря на мои, мягко говоря, настойчивые ласки, Наталья Кирилловна чувствовала все, это было заметно даже по участившемуся ее дыханию. Мой язычок изменил последовательность своих движений, дойдя до верхнего края, он перемещался на внешнюю сторону губ вправо, доходил до нижней точки, поднимался посередине вверх и переходил на левую внешнюю сторону, до низа и снова направо. Таким образом, я чертила своим язычком на киске женщины восьмерку.

Лаская ее, я чувствовала и видела, как начинают припухать ее половые губки, наливаться возбуждением.

 — Поиграй руками с моими грудками, — услышала я хрипловатый голос Натальи Кирилловны.

Я не заставила ее просить дважды, уже через секунду мои ладони накрыли ее налитые груди, чувствуя их крупные соски.

А мой язык продолжал ласкать ее киску. Теперь он стал более агрессивным и не напоминал уже порхающую бабочку. Он скользил вверх-вниз посередине ее губ, раздвигая их, немного углубляясь, лаская их внутреннюю сторону, уже ощущая на них ее влагу, выступающую от возбуждения.

Большими и указательными пальцами я взяла соски женщины и нежно перекатывала их, ощущая, как они твердеют.

Ее киска приоткрылась от охватывающего ее возбуждения.

Я не видела, а только догадалась, что Наталья Кирилловна развязала пояс своего халата, распахивая его, чтобы он ни в коей мере не мог препятствовать моим ласкам. А потом ее правая рука легла на ее же обнаженный лобок, но легла высоко, чтобы так же не мешать и средним пальцем она сдвинула капюшон со своего уже возбужденного клитора, тем самым молчаливо приглашая меня.

Ее клитор напоминал небольшой член, всего лишь несколько сантиметров, но я так же знала, что по чувствительности он не уступает головке мужского члена.

Мой язык, в очередной раз, пройдясь между ее половых губ вверх, медленно закружился вокруг ее клитора, тем самым вырвав стон из женской груди. Мой язык делал круг за кругом вокруг ее клитора и когда я резко без всякого перехода кончиком языка, словно жаля, лизнула верхушку клитора, с губ женщины сорвался очередной стон удовольствия, а по ее телу прошла дрожь.

После этого я обхватила клитор губами и стала его посасывать, всасывая его внутрь своего рта, выпуская и снова всасывая.

Вот такое вот вышло собеседование у меня с психологом.

Я сосала ее клитор, и делала это почти так же, как если бы это был мужской член, правда делала это с поправкой на его размер, но все равно такие оральные ласки для меня уже были привычкой. Продолжая сосать, я стала ласкать клитор языком у себя во рту, когда он погружался, и сосала его, когда отодвигала от нее свое лицо как бы ни желая выпускать его. Не знаю, сколько времени я так продолжала ласкать ее, но мне показалось, что никак не меньше нескольких десятков минут.

 — Остановись, — попросила Наталья Кирилловна, ее хриплый голос был неузнаваемым.

 — Что-то не так, — остановившись и оторвавшись от ее киски, я подняла взгляд вверх.

 — Нет, все хорошо, — поспешила ответить женщина. — Просто я тоже хочу поласкать тебя. Разденься.

А вот теперь ее ждало подтверждение моих слов, она увидит, то о чем я не так давно ей откровенно говорила. Увидит то, что мой член лишь в полу приподнятом состоянии и, что происходящие меня не возбудило так как возбудило бы обычного мужчину.

Я встала с колен и стала раздеваться перед женщиной, которая не отводила от меня взгляда своих затуманенных желанием глаз. От этого ее взгляда, я даже немного засмущалась даже не смотря на те откровенные ласки, которыми я какую-то минуту назад одаривала ее.

Сначала в сторону улетела отброшенная мной футболка, а потом на пол упали спущенные джинсы и трусы. И вот я уже голая стою перед Натальей Кирилловной.

Я увидела мелькнувшее в ее глазах разочарование, когда она увидела мой полу напряженный член, но это длилось всего мгновение.

Протянув руку и взяв за руку меня, она, молча, потянула меня к себе, к креслу.

Сделав шаг, я остановилась у кресла.

Женщина взяла правой рукой мой член и стала двигать ее вверх-вниз на нем, поднимая его.

Прошло несколько минут, а мой член никак не реагировал на ласки женщины, он все так же оставался полу поднявшимся.

Но по всем признакам было видно, что это не остановит Наталью Кирилловну.

Так и произошло.

Она приблизила свое лицо к моему паху и взяв в рот мой член, стала его сосать при этом продолжая скользить на нем рукой вверх-вниз.

Я почувствовала, как мой член, словно предательски дрогнул, вроде бы попытался подняться, но передумал.

А Наталья Кирилловна не успокаивалась, продолжала все активнее и активнее ласкать мой член, надеясь на его отзывчивость.

Если бы что-то подобное произошло бы у нас с ней каких-нибудь пару месяцев назад, то моя бы реакция точно бы была совсем другой, а сейчас я уже как-то не представлял себя в мужской роли. Как-то уж больно быстро изменилась моя психология в этом плане, но если честно меня это не заботило.

Женщина продолжала активно трудиться над моим членом не обращая внимание на тщетность своих трудов.

Вторую руку она положила мне на ягодицу, привлекая меня еще ближе к себе. И тут она, похоже, сделала какие-то выводы из нашего с ней разговора. Ее рука скользнула между моих ягодиц, а в следующее мгновение ее ноготок начал кружиться по моему мускулистому входу.

Мой член стал приподниматься, привычно реагируя на подобные ласки.

Наталья Кирилловна усилила свой напор, и уже через какую-то минуту мой член поднялся во весь рост.

 — Пойдем в спальню, — позвала она, вставая с кресла и сбрасывая с себя халат.

Я пошел следом за ней, любуясь ее фигурой, ее какой-то кошачьей грацией.

Женщина, войдя в спальню, подошла к прикроватной тумбочке, наклонилась, открыв ее, и что-то взяла. Когда она повернулась ко мне лицом, то я увидела, что в руке она держит немного длинноватый среднего диаметра фаллоимитатор на присоске и упаковку презерватива.

 — Приклей его к шкафу, кивнула она на шкаф-купе.

Я привычным движением открыла презерватив, одела его на искусственный член, взяла его в рот, смазывая слюной. После чего, подойдя к шкафу и вставив фаллоимитатор себе в попу, прилепила его присоску к шкафу, на той высоте, которая мне было нужна для оптимального движения.

Ощутив проникновение в анус, мой член как мне показалось, вздыбился еще больше, хотя и до этого был возбужден до предела.

Наталья Кирилловна приблизилась ко мне, повернулась спиной, широко расставив ноги, и наклонилась вперед.

Я, взяв ее за бедра, еще не забытым движением подалась вперед, погружая свой член в ее влажную киску. Двинувшись вперед, входя в женщину, я тем самым выпускала искусственный член из своей попы, а когда выходила из женщины, то насаживалась на него.

С каждым движение я убыстряла темп, движения становились все резче, при каждом входе в женщину раздавался звонкий удар, потому что я буквально билась животом о ее ягодицы. И сразу же резко отступала назад, насаживаясь, попой на искусственный член, который если, честно говоря, давал мне больше удовольствия, чем проникновение в женщину. Но это не значило, что мне было наплевать на ощущения Натальи Кирилловны. Не помню кто именно сказал фразу: -"если за, что-то делаешь, то нужно это делать так чтобы самому себе не было стыдно, а иначе не было начинать это делать«. Эту фразу я не только запомнила, но и всегда старалась следовать ей.

Тело женщины двигалось навстречу мне, от чего мое погружение было еще более резким.

Я все так же придерживала ее за бедра, но вот одна моя рука легла на ее лобок, и я стал играть с ее клитором, усиливая получаемые ею ощущения, продолжая двигаться.

Если честно, я уже и забыла, как это входить в женщину, какие при этом испытываешь ощущения, за последнее время меня все чаще саму имели как женщину, чему я была очень и очень рада.

 — Войди мне в попу, — услышала я просьбу Натальи Кирилловны.

Та Наталья Кирилловна, которую я знала до сегодняшнего дня, резко отличалась от этой.

Я вышла из ее киски и одна ее рука почти моментально завладела моим членом, направляя его.

Когда я почувствовала, как упираюсь членом в ее вход, я надавила. Мой член не встретив уж больно-то героического сопротивления, преодолевая сопротивление мышц, стал погружаться в женскую попку.

Наталья Кирилловна резко подалась всем телом назад, мне на встречу и со стоном, буквально вогнала в себя мой член.

Я пыталась как-то сдерживаться, быть деликатной, чтобы не навредить женщине, но она сама все взяла в свои руки, если так можно сказать. Ее тело резко и быстро двигалось навстречу мне, то впуская в себя мой член на всю длину, то выпуская его почти полностью. При этом я продолжала ласкать ее клитор и продолжала двигаться на фаллоимитаторе.

 — А теперь в киску, — женщина выпустила мой член из своей попы и снова рукой направила меня туда, куда ей было нужно.

Мы несколько раз чередовали ее дырочки, пока она почти с криком не достигла оргазма, резко остановившись, осталась недвижимой.

Я двигалась в ней еще какое-то время, а потом она отодвинулась, выпуская меня на свободу и тогда я стала дрочить продолжая играться с искусственным членом, под взглядом повернувшейся ко мне лицом женщины, до тех пор пока не излилась спермой.

Прошло какое-то время, и мы все повторили снова.

А потом я приятно уставшая, отправилась домой.

Продолжение следует zellors@mail.ru

Источник:erobab.com

Нравится +4 Не нравится -0
Добавлено: 29.03.2019, 17:52
Просмотров: 2 059
Категория: Гомосексуалы / Транссексуалы
Схожие рассказы
©2019 erobab.com – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
Внимание! Сайт erobab.com предназначен только для взрослых (18+).
Если вам нет 18 лет, немедленно покиньте данный сайт.
Соглашение/связь/wap-вебмастеру